Бруклинский портной старой школы

Американский портной Мартин Гринфилд

Когда дизайнерам супермодной мужской одежды из брендов вроде Rag & Bone или Band of Outsiders приходит в голову идея сделать в Нью-Йорке костюм ручной работы они обращаются к портному, которому уже перевалило за 80 и который вот уже на протяжении более 60 лет кроит одежду на одной и той же фабрике в Бруклине.

Как и многие вещи, произведенные в Бруклине, можно сказать что это костюмы ремесленного производства. Но для 83-летнего Мартина Гринфилда мода на местное производство — лишь короткий момент в его долгой карьере, начавшейся в 1947 году, когда он впервые пришел на работу в четырехэтажное здание фабрики на Верит-стрит. Сегодня фабрика, где он шьет костюмы и другую одежду, в буквальном смысле является последней в своем роде в Нью-Йорке; именно этот факт служит источником восхищения и одновременно расстройства для дизайнеров, доверяющих ему производство своих самых узнаваемых моделей.

Скотт Стернберг, дизайнер марки Band of Outsiders, шьющей одежду в стиле преппи, работает с Гринфилдом с момента запуска своей линии одежды в 2004 именно благодаря высоким стандартам производства на фабрике. «Мы создаем с Гринфилдом нечто особое, простые и понятные вещи, которые нравятся нашим клиентам», — объясняет он.

Мартин Гринфилд показывает твидовый пиджак для нью-йоркского бутика Freemans Sporting Club

«Скотт Стернберг был “очарован” идеальным качеством шитья и историей выживания маленького семейного предприятия».

После того как дизайнер марки предоставит эскизы, команда дизайнеров фабрики производит расчеты и создает лекала. Затем шьется несколько образцов, которые будут представлены покупателям. После этого из Италии или Англии прибывает партия подходящих тканей, которые попадают в руки армии портных. Шесть-восемь недель спустя одежда готова появиться на вешалках Bergdorf Goodman либо Barneys.

Золотые запонки с государственным гербом США

Переживший Холокост Мартин Гринфилд начал работать на фабрике в качестве уборщика, получая 35 долларов в неделю. В 1977 он выкупил предприятие, на котором работал — GGG Clothes. С тех пор ему пришлось стать свидетелем жесточайшего упадка в швейной отрасли.
«Когда я начинал, на фабрике работало 565 портных», — вспоминает Мартин Гринфилд. Сейчас он ведет дела с помощью сыновей, Джея и Тода.

На фабрике ежедневно шьется около 60 костюмов; 135 рабочих состоят в профсоюзе, получают медицинскую страховку и зарплату на уровне, установленном профсоюзом, а также им гарантирована пенсия и дополнительные льготы.

Работа на фабрике организована в соответствии с этапами производственного процесса. Многие работники выполняют очень специализированные операции: тщательно, в пятьдесят стежков обшивают каждую петлю или подшивают специальные холщовые подкладки, чтобы пиджаки лучше сидели и лучше держали форму.

Тод Гринфилд (ему 51 год), контролирующий производство на фабрике, закупает пуговицы и специальное оборудование из особых источников. На фабрике все еще используются швейные машины и гладильные прессы, возраст которых превышает несколько десятков лет и которые уже сняты с производства; но дело в том, что новые прессы слишком легки и не проглаживают одежду как следует, поясняет Тод.

Тод Гринфилд проверяет качество пиджака
Тод Гринфилд лично контролирует качество готовых изделий

Старший Гринфилд и сам довольно старомоден — на его рабочем столе нет компьютера, и он предпочитает вести дела посредством телефонных переговоров либо личных встреч, игнорируя электронную почту. Его сыновей, однако, можно найти в он-лайне.

Компания закупила партию компьютеров, чтобы создавать модели и теперь дизайн одежды можно подкорректировать в считанные минуты. «Мы создаем различные модели для разных людей — это наша особенность», — говорит Джей Гринфилд (ему 53).

Мартин Гринфилд в своем кабинетеМистер Гринфилд в своем кабинете

В любое время фабрика может вести производство костюмов для одного дизайнера, спортивных жакетов из твида для другого, плюс выпускать еще какую-нибудь модель для третьего.
Подобная гибкость, наряду с традициями мастерства и местоположением в Нью-Йорке привлекают многих молодых дизайнеров, для которых происхождение одежды не менее важно чем то, как она выглядит. Тем более компания подчеркивает, что работает с яркими новичками.

«Никогда заранее не знаешь, кто добьется успеха», — говорит Джей Гринфилд. «Мы всем желаем удачи». В ответ дизайнеры считают Мартина Гринфилда частью своей команды.

Постер на двери в кабинет Мартина Гринфилда
Are you a 3-G Man?

Познакомившийся с Гринфилдом несколько лет назад дизайнер марки Band of Outsiders Скотт Стернберг сказал, что он был «очарован» идеальным качеством шитья и историей выживания маленького семейного предприятия. Теперь на костюмах, продающихся в известнейших нью-йоркских магазинах, рядом с ценником, на котором красуется четырехзначная цифра, висит и бирка с именем Мартина Гринфилда.

На этикетках одежды манхэттенской марки мужской одежды Freemans Sporting Club, в модном нынче стиле «человек и горы» указано, сколько миль составляет расстояние от магазина до места производства одежды. На сайте марки костюмы «от Мартина Гринфилда» предлагаются по цене 2000 долларов.

Костюмы от Гринфилда продает и другая марка, известная своей пропагандой «всего американского» — Rag & Bone.

По материалам: The Wall Street Journal