Интервью с Марком и Сэмом из Tanner Goods

Марк и Сэм, со-основатели Tanner Goods

За последние несколько лет появились множество перспективных американских брендов, источником вдохновения для творчества которых служит история страны. Они, с большим мастерством и вниманием к качеству, делают небольшие коллекции, с интересной точки зрения трактующие американское наследие. Некоторые из них, как может показаться, не так уж увлечены традициями и историей, но, без всякого сомнения, такой бренд, как Tanner Goods, специализирующийся на изделиях из кожи, следует американским традициям качества. Штаб-квартира бренда расположена в Портленде, где и состоялось это интервью с основателями марки, Марком и Сэмом. Из него читатели fashionjunkie.ru смогут познакомится с историей становления, сегодняшним состоянием дел и планами на будущее этого бренда.

— Сэм, Марк, как я понял, вы давно работаете вместе. Расскажите о том, чем вы занимались до создания Tanner Goods?

Сэм: Около семи лет назад, после получения диплома по специальности «промышленное проектирование» я перебрался в Портленд и начал работу в дизайнерском бюро. Кроме самих владельцев в бюро работали только мы с Марком, так что мы сразу сдружились. У нас получилось что-то типа схемы «старая гвардия» против «новичков» — и эта схема отлично работала на встречах с клиентами.

Первый наш совместный проект — Nike’s Innovation Kitchen. В работе мы дополняли друг друга. Меня привлекала более абстрактная, концептуальная часть, а Марк смотрел на вещи с точки зрения прагматичности. Так что совместная работа уже вне бюро была совершенно естественным делом.
Марк: Я учился в колледже промышленного дизайна при Институте Пратта в Бруклине, и, в течение семестра, изучал мебельный дизайн в Копенгагене. Мой отец был учителем труда в старшей школе, где я учился, так что у меня уже были солидные навыки в конструировании и строительстве. За время учебы в Дании я более серьезно занялся дизайном и ремеслами, что пришлось очень кстати при создании Tanner Goods. После окончания колледжа я уехал на запад и нашел работу дизайнера в маленьком бюро, где годом позже появился и Сэм.

— Так значит, вашим первым совместным проектом после ухода из агентства стал проект с Nike? В чем конкретно он заключался? Вы работали в вашем бюро и вдруг решили отделиться и создать собственный бренд?

Сэм: Вообще-то, над Innovation Kitchen мы работали еще в бюро. Меня подключили к проекту сразу, как только заключили договор с Nike. Мы, к сожалению, до сих пор связаны обязательством о неразглашении, поэтому вдаваться в детали не можем. Концепция была довольно смелая, так что я не удивлюсь, если проект никогда не выйдет на рынок. Возможно, какие-то идеи смогут использовать в своей работе отдельные подразделения Nike.

Но это действительно была наша первая совместная работа. В дальнейшем мы так и продолжали вместе работать над проектами, а через полтора года я ушел из бюро. В свободное время мы занялись дизайном сумок и бумажников, но это было скорее из теоретических, чем из практических соображений. Наконец, я в одиночку создал Tanner Goods, а спустя несколько месяцев Марк ушел из бюро и стал моим партнером.

Марк: TG явился своего рода реакцией на нашу предыдущую с Сэмом работу исключительно над товарами массового производства. Мы лишь занимались дизайном товаров, которые затем в огромных количествах производили где-то на фабриках; а собственный бренд давал возможность взять все этапы производства в свои руки. Для нас примером стал процесс производства начала — середины 20 века: ручной крой, простые методы сшивки и надежные швы, работа в мастерской. Наши усилия, как в любом ремесле, были направлены на то, чтобы сделать наши товары качественными и уникальными.

Место, где рождаются изделия из кожи Tanner Goods

— Таким образом, побочный проект превратился в настоящий бренд, производящий изделия из кожи. Новая работа дала вам новые интересы, а также возможность проявить свое творчество и новаторство. Как вам кажется, Tanner Goods действительно поднял ваше творчество на новый уровень, дал толчок вдохновению? Влияет ли на ваш творческий подход то, обстоятельство, что вы живете в Орегоне? Обычно Орегон считают далеким от шума и суеты штатом.

Сэм: Дело не в том, что мне негде было применить свои творческие возможности — большинство проектов, которыми мы занимались, были очень инновационными. Мне всегда хотелось заняться именно производством вещей. В бюро перед нами ставили задачу, мы предлагали решения, оттачивали все элементы — и наша работа на этом заканчивалась. Мне не хватало деятельности по конструированию и производству. Сейчас я испытываю удовлетворение от возможности превратить идею в нечто осязаемое.

Мои орегонские корни определенно проявляются в том, что я делаю. Я вырос в маленьком городке в горах Каскада, где экономика во многом зависит от ремесел: резьба по дереву, обжарка кофейных зерен, маленькие пивоварни, производство седел и т.п. Я в бытность подростком пару лет обучался в гончарной мастерской, и это привило мне уважение к ремеслам.

Марк: Как сказал Сэм, работа в бюро была довольно креативной, у нас было много концептуальных проектов. Некоторые из них, возможно, увидят свет, но большинство исчезнут в бездонных недрах компаний. Было здорово, если удавалось получить проект, для которого нужно было создавать прототип или опытный образец — тогда шли в ход все полученные навыки. Я всегда хотел заниматься своим делом, а не работать на кого-то. Tanner Goods дал нам с Сэмом возможность заниматься творчеством так, как нам это нравится.

Я жил в разных регионах страны и именно на северо-западе, в частности в Орегоне, работают самые талантливые мастера и ремесленники. Здесь очень распространен принцип «сделай сам» — это и наш принцип тоже. В детстве моей игровой площадкой был вместительный гараж — мастерская по дереву и металлу. Переехав в Портленд, я лишь продолжил свой путь.

— Для вас, ребята, удачно сложились две тенденции: растущее признание товаров, сделанных в Америке, и уважение к труду ремесленников. Можно оценивать текущую ситуацию и по-другому, но, как, по-вашему, насколько символична связь между этими двумя тенденциями? Можно сказать что вещи, сделанные в национальных традициях, способствуют популярности лейбла «сделано в Америке», а это, в свою очередь, является причиной появления новых брендов, работающих в том же направлении?

Сэм: Интересная постановка вопроса. Сейчас оба тренда приобретают значительную популярность, и конечно, оказывают взаимное влияние, но хочется надеяться, что они не станут всего лишь модными трендами. По-моему, лейбл «сделано в Америке» отнюдь не всегда гарантия высокого качества. Для нас определяющими являются мастерство, внимание к деталям и тщательная отделка каждой производимой вещи. Однако возможность сказать о наших вещах «сделано в Америке» очень важна для нас. Мы используем материалы только местного производства, весь производственный процесс тоже происходит в Америке, так что мы абсолютно американский бренд.

Марк: Мы даже не рассматривали другие варианты. С самого начала мы знали, что будем производить наши товары на месте, вручную, уделяя большое внимание деталям. Что касается упомянутых двух трендов, их развитие во многом зависит от отношения покупателей. Люди, ограниченные в средствах, скорее предпочтут потратить чуть больше и приобрести действительно стоящую вещь, а не покупать дешевое барахло. Также надо учитывать и такой момент: люди хотят вкладывать деньги в экономику своей страны — на местном и национальном уровнях.

Нарезка заготовок для ремней Tanner Goods

— Вам не кажется, что положительным побочным эффектом экономического кризиса стало стремление людей к более качественным и долговечным вещам? Как вы думаете, это надолго? Может, когда экономика вернется к докризисному состоянию, покупатели уже не вернутся к старым привычкам? Для Tanner Goods это означало бы хорошие перспективы роста.

Сэм: Молодежь, по-моему, склонна к более быстрому потреблению. В определенной мере, это отражается на скорости, с которой появляются и исчезают новые тренды. Раньше купленная вещь вряд ли задерживалась в их гардеробе более чем на два сезона. Но экономическая ситуация изменилась. Поэтому я считаю, что наши товары будут цениться по-прежнему. Может их ценность через несколько лет и уменьшится немного, но ведь все меняется.

Марк: Я думаю, что тип покупателя, приобретающего товары от Tanner Goods, останется неизменным в течение некоторого времени. Экономический кризис показал, что люди умеют быть гибкими и изменять свои покупательские привычки в лучшую сторону. Сейчас покупатели учатся делать более осознанный выбор, предпочитая качественные и долговечные вещи.

— Большинство изделий Tanner Goods выдержаны в стиле вневременной классики, но как, в дальнейшем, вы собираетесь развиваться? Или, в соответствии с вашими представлениями, классические дизайн, цвета и материалы — неизменная участь бренда?

Сэм: Сейчас наш бренд известен, прежде всего, как производитель ремней. Это наш основной товар, в наших коллекциях он всегда будет занимать основное место. Но наш дизайн и материалы могут с легкостью использоваться и в других категориях, и мы с Марком в деталях продумали, какие товары мы хотели бы предложить нашим покупателям. Философию бренда, по-моему, можно реализовать и в таких товарах, как ботинки, спортивные сумки и даже оправы очков. Нам просто нужно время, чтобы детально продумать каждую вещь и убедиться в том, что она безупречна с точки зрения дизайна, конструкции и эстетики.

Марк: Изначально мы хотели, чтобы созданный нами бренд развивался органично. Мы очень осмотрительно подходим к выбору товаров; основным фактором должна быть возможность использовать наши знания и умения в производстве. Кожа, как материал, не имеет временных ограничений. Если применить эти принципы для производства других продуктов, бренд будет развиваться в разных направлениях.

Станок для сшивания

— Такие термины, как «японский деним» демонстрируют, что некоторые материалы теперь ассоциируются с определенными регионами — и несут положительную коннотацию. Как вы думаете, с вашей помощью термин «американская кожа» обретет то же позитивное значение или это уж случилось? Что представляет собой современная американская кожевенная индустрия и что нужно изменить, чтобы закрепить за Америкой звание производителя высококачественной кожи?

Сэм: Американская кожевенная индустрия не так уж велика, как представляется, и это ее преимущество. В процессе глобализации большая часть текстильной и кожевенной промышленности переехала в страны Азии и Южной Америки, где определяющим фактором является стоимость производства, так что в стране осталось совсем немного производителей высококачественной кожи. Представление о том, что американские предприятия по выделке кожи производят кожу высшего качества, только укрепилось с появлением таких брендов, как Tanner Goods, Yuketen, Alden и Quoddy.

Марк: Одна из основных проблем в кожевенной отрасли, как в стране так и за рубежом, связана с загрязнением окружающей среды. За последнее столетие традиционные способы дубления натуральными веществами были забыты — в пользу дубления хромом. Это нанесло большой урон окружающей среде и вынудило правительство ужесточить соответствующее законодательство. Это, в свою очередь, способствовало возврату к традиционным способам производства и закрепило за Америкой звание одного из крупнейших производителей кожи English Bridle (сыромятной кожи, предназначенной для производства шорно-седельных изделий).

— Значит, применение традиционных методов производства наносит меньший вред окружающей среде? Можно предположить, что зачастую такие способы являются не самыми эффективными, но бренды, декларирующие свою приверженность традициям, просто обязаны применять природосберегающие технологии — это тоже часть аутентичности.

Сэм: Большинство традиционных технологий не вредят окружающей среде; в результате дубления натуральными веществами не образуется столько вредных побочных продуктов, как при дублении хромом. Мы, для того, чтобы по возможности меньше вредить окружающей среде, стараемся организовывать производство как можно компактней. Мы не получаем материалы издалека и не отправляем наши вещи на производство далеко заграницу. Этот же принцип локализации используется в работе ресторанов и продуктовых магазинов.

Марк: Один из факторов привлекательности работы с кожей — это сознание того, что участвуешь в процессе рационального использования материалов. Мы, в основном, берем побочный продукт мясоперерабатывающей промышленности и превращаем его в товар, имеющий ценность, товар, срок жизни которого может измеряться годами — это действительно рациональный и экологичный подход.

Кроме того, традиционные методы производства действительно более щадящие по отношению к окружающей среде. В результате мы вынуждены отказаться от экономии на масштабе, мы производим столько товара, сколько можно сделать с использованием ручного труда. Если посмотреть на историю традиционных брендов, выяснится, что они, для своего времени, всегда были в авангарде промышленности. Но с ростом спроса на их товары, производство переводилось за рубеж с целью увеличения эффективности и снижения издержек.

Сэм: Некоторые современные бренды выбирают похожий путь развития, и в результате, по моему мнению, аутентичность теряется. Мы прекрасно понимаем, до каких масштабов мы можем расширить производство, исходя из наших возможностей, и нам этого вполне хватает. Мы выбрали свою бизнес-модель.

Заготовки для узких ремней Tanner Goods

— Вы сотрудничаете с некоторыми брендами, которые используют кожу вашего производства в качестве дополнительного акцента в своих товарах — например, ярлыки на джинсах. А в будущем вы планируете сотрудничество с компаниями, философия которых схожа с вашей, для производства более широкого круга товаров, помимо ремней и аксессуаров?

Сэм: Обязательно. Из кожи можно так много сделать, используя ее как основной материал или как отделку. Это дает много возможностей для сотрудничества. Я не удивлюсь, если такие крупные бренды как Woolrich, Filson или L.L Bean захотят использовать кожу американского производства для отделки своих изделий.

Помимо отделки есть и другие очевидные варианты — сотрудничество с производителями обуви и сумок. Но меня больше всего привлекает идея делать чехлы для ножей и топоров. Это нестандартно. Очень хотелось бы делать ремешки для наручных часов — если найдем подходящего партнера.

Марк: Еще одно направление, о котором мы думали недавно — мебель. Поскольку у нас обоих есть опыт и знания в области промышленного дизайна, для нас здесь открывается масса возможностей. Но опять же, для этого нужно время и убедительная идея.

— Обычно вещи от Tanner Goods просты и утилитарны в смысле дизайна. Расскажите о том, как организован процесс вашей работы: сначала придумываете концепцию, а потом подбираете материал или наоборот? Или все вообще по-другому?

Сэм: Мы делаем большую часть наших товаров из кожи English Bridle, только разной толщины — в зависимости от назначения. Обычно сначала мы находим идею, делаем кучу образцов и пробуем их на практике. Затем опять обсуждаем, что нам нравится и что нет, вносим соответствующие изменения. Несмотря на простой дизайн требуется обдумать множество аспектов — размер, пропорции, утилитарность. Наша конечная цель — создать товар, смысл которого ясен и очевиден, без всяких кармашков и замочков неясного назначения. Мы полностью подписываемся под лозунгом: «Назначение определяет форму».

Марк: Идеи, по большей части, являются следствием наших собственных потребностей. Например, Сэму нужна визитница, а мне — держатель для бумажника во время езды на мотоцикле. Мы разрабатываем дизайн бумажников и сумок исходя из их назначения, затем еще не раз возвращаемся и дорабатываем каждую вещь. Затем наступает самый интересный этап — опытное использование. Таким образом, до того как представить товар покупателям, проходит обычно несколько месяцев. Мы очень требовательно подходим к созданию новых предметов и не ставим наш торговый знак на недоработанных вещах. Мы понимаем и уважаем наших покупателей в их стремлении получить функциональный товар — нам и самим нужно именно это.

Марк и Сэм из Tanner Goods за работой

— Есть мнение, что многие бренды, не имеющие собственной долгой истории, черпают вдохновение из творчества японских брендов, которые в последние годы сами вдохновляются американскими традициями. Что вы думаете по этому поводу? Может, несмотря на абсурдность ситуации, не следует акцентировать внимание на этой тенденции?

Сэм: Можете смело утверждать, что даже бренды, имеющие свою собственную немаленькую историю, заимствуют у японцев. Это похоже на змею, кусающую собственный хвост. Можно ли сказать, что бренд заимствует идеи у японцев, если японцы делают то, что делал упомянутый бренд 50 лет назад? Вряд ли. В любом случае, данная ситуация заставляет американские бренды внимательней присмотреться к своей истории и оценить прогресс. Они могут по-новому взглянуть на свои прошлые достижения.

Плюс данной тенденции в том, что сами американские потребители смогли вспомнить и по достоинству оценить традиционные американские ценности. Это здорово поспособствовало процессу возрождения наших традиций. В ситуации, конечно, присутствует большая доля иронии, но, в конце концов, это может привести к новому направлению в дизайне. Наблюдать как другие страны, например, скандинавские, выдают свою интерпретацию американского наследия, очень интересно.

— Грядущие проекты и заключительные слова?

Сэм: Существует масса побочных проектов, которыми мы периодически занимаемся помимо основного направления, мы с Марком упоминали о некоторых. В этом году у нас появятся также несколько новых товаров. Хочу поблагодарить Эндрю и Джона, нам повезло работать с такими надежными ребятами. Также спасибо остальным членам нашей дружной компании, спасибо Майку за все — я даже не буду перечислять за что. Меган, Эван и Кэйси — за вдохновение, труд и поддержку.

Марк: Хочу поблагодарить всех, кто поддерживал нас с самого начала. Майка — за все то время, что он на нас потратил. Спасибо за возможность поделиться мыслями с читателями. В следующем году мы выпустим множество новинок, а также будем работать в новых для нас областях. Больше ничего не скажу — пусть будет сюрприз.

По материалу hypebeast.com
Фото: Patrick Richardson Wright