Интервью: Гилдас Лоек

Гилдас Лоек, основатель бренда Kitsuné

Участникам французского дизайнерского дуэта Kitsuné («Кицуне») Гилдасу Лоеку (Gildas Loaëc) и Масаи Куроки (Masaya Kuroki) удалось объединить под одной крышей два совершенно разных бизнес-направления. В зависимости от того, кого вы будете спрашивать, вы узнаете, что этот бренд известен и в мире музыки и в мире моды.

Началось все с музыки — у дуэта вышло несколько очень хорошо встреченных слушателями альбомов компиляций. Но талант Kitsuné в том что касается нахождения и представления публике потенциально интересных команд проявился не только в музыке, но и в моде. Гилдас отвечает за музыкальное направление, а Масая — за моду, но в основе их бренда лежит именно эта неразрывная связь двух основных направлений современной культуры.

В нижеприведенном интервью Гилдас Лоек рассказывает о том, как Kitsuné удается уравновесить музыку и моду, а также о том, как должен работать музыкальный лейбл, чтобы добиться успеха в мире современной музыки. Недавно поступил в продажу их последний альбом «Kitsuné Maison 10».

Интервью с Гилдасом Лоеком

— Что привело вас в Гонконг на этот раз?

— Я сюда приехал из Шанхая, где работал ди-джеем на вечеринке CLOT. Прекрасный повод отправиться в путешествие.

— И встречаться с разными людьми?

— Да, встречаться и обсуждать то, что мы делаем в Kitsuné.

— Могу предположить, что для любого активно путешествующего человека огни большого города могут служить источником вдохновения. Оказавшись в каком-либо месте, вы ищите что-то определенное?

— Конечно. Мне нравится рассматривать людей, как они выглядят и что делают в своем привычном культурном окружении. Под культурным окружением я, по большей части, понимаю местную кухню и поведение людей.

Гилдас Лоек и Юджин Кан
Юджин Кан, редактор блога hypebeast.com, беседует с Гилдасом Лоеком

— Влияют ли каким-то образом элементы этой иностранной культуры на ваше творчество?

— Наверное, больше на подсознательном уровне. Мне действительно нравятся все эти экзотические места; они дают мне возможность взглянуть на жизнь под другим углом, получить личный опыт. Я в восторге от того, что и в Гонконге, и в Сеуле, и в Шанхае и в США я могу общаться с людьми и могу донести до них философию и принципы нашего бренда.

— А что это за философия? Можете ее выразить как-то в общем?

— Это очень просто. Kitsuné — это хороший, качественный бренд [смеется].

— И ни у одного из вас нет никакого опыта в моде?

— Нет…

— Ну а переход в сферу моды оказался сложным?

— Мы просто стараемся делать линию хорошей одежды. Мы не дизайнеры, но хотели бы создавать хорошую, качественную одежду, которая была бы вне моды и времени. Мы не гонимся за сверхмодными тенденциями, наш приоритет — классика, качественные материалы и сильные партнерские проекты.

— Если взглянуть на вашу историю, то можно вспомнить немало удачных совместных проектов. Как вы обычно находите эти проекты?

— В сравнении с нашими партнерскими брендами, Kitsuné — очень молодой бренд. Каждый день мы учимся и совершенствуемся в плане того, как продавать. Или, например, еще такой аспект любого сотрудничества, как маркетинг. Но когда работаешь с компанией вроде Petit Bateau, компанией, которая уже целый век на рынке, это означает возможность увидеть на деле их фабрики и их производство. Это такой огромный опыт. Аналогично, работа с J.M. Weston позволяет нам узнать процесс производства обуви. Невероятно, но производство одной пары обуви представляет собой 30-шаговый процесс, требующий значительного количества времени.

Часы Гилдаса Лоека

— И весь этот накопленный опыт отражается в том, что выпускается под маркой Kitsuné?

— Кое-что действительно идет в дело. Но каждый проект уникален, это то, чего мы никогда не смогли бы сделать самостоятельно. Например, работая с такой уважаемой маркой — производителем плащей — как Mackintosh, мы понимаем, что такого уровня мастерства нам не достичь. Здесь главное — ноу-хау; смысл сотрудничества не просто в самом процессе; это нечто вроде исследования.

— Вы сказали, что Kitsuné пытается придерживаться классического стиля в производстве одежды. А как это согласуется с вашим музыкальным направлением — той музыкой, которую вы пишите и той, которую продвигаете.

— Мы не хотим, чтобы наша линия одежды была всего лишь дополнением к музыкальному направлению.

— А наоборот?

— Аналогично. В производстве одежды мы делаем упор на крое и материалах, а в сфере музыки мы занимаемся продвижением музыкантов. Мы являемся музыкальным лейблом; но музыка и мода не следуют одно из другого, каждое из направлений является самодостаточным и независимым.

— Вы используете одинаковые подходы, создавая одежду и музыку? Бывает так, что во время работы над музыкой у вас неожиданно всплывает какая-то идея касательно одежды?

— Что касается музыки, наша цель здесь — выпустить песни, которые станут классикой, которые будут слушать в течение нескольких поколений. Мы стремимся вызвать у людей определенные эмоции нашей музыкой. Например, вы пережили какие-то моменты в своей жизни и даже спустя пять лет после того, как это произошло, наша музыка должна пробудить, вызвать в памяти эти моменты. То же самое и с одеждой. Можно забыть о чем-либо, а потом неожиданно обнаружить забытую вещь в своем гардеробе и вновь ее надеть.

— По поводу чего у вас с Масаи чаще всего случаются споры — по поводу одежды или музыки?

— Мы разделили сферы влияния: я занимаюсь всем, что касается музыки, а Масая отвечает за модное направление.

— То есть вы разрешаете друг другу идти собственным путем?

— Конечно. Масая успешно работает с линией одежды и мне практически нечего по этому поводу сказать [смеется].

— В вашем парижском отделении работает немало известных личностей из мира музыки и моды. Как их успехи отражаются на вашем творчестве?

— Прекрасно отражаются. Мы служим источником вдохновения друг для друга. Мы все громче заявляем о себе, а значит и о Париже.

— Еще раз о классике. Как вам удается поддерживать баланс между коммерческой и творческой составляющими бизнеса? Если вы находите нечто нестандартное, на основании чего принимается решение о том, подходит ли это для Kitsuné?

— Слушая какую-либо группу необходимо учитывать ее, так сказать, коммерческую отдачу. Например, впишется ли эта музыка в современный музыкальный ландшафт. Это ключевой вопрос. Если я чувствую, что не смогу добиться определенного уровня успеха с данным исполнителем, то, скорее всего, не стану тратить на него силы. Музыку становится все труднее и труднее продавать, поэтому надо быть очень аккуратным с инвестициями в этой области.

— Насколько полезен интернет в плане поиска новых исполнителей?

— Невероятно полезен. Работая над последним альбом, мы постоянно получали массу разных предложений через интернет от людей, которые, скорее всего, нас через интернет и нашли.

Коричневые лоаферы

— Вы сказали, что музыка теперь продается хуже. Как вы выстраиваете свою бизнес-стратегию в качестве музыкального лейбла с учетом новых влияний — интернета, проблемы пиратства и т.д.?

— Пиратство процветает и, благодаря этому, больше людей слушают музыку, а значит — больше, чем когда-либо каналов для продвижения исполнителей. Раньше весь маркетинг ограничивался радио да телевидением, а теперь — блоги, интернет-радио, Youtube, Vimeo. Поэтому приходится пересматривать сферу приложения усилий. Нужен более творческий подход, но зато и получается веселее. Не всегда музыка может распространяться сама по себе — иногда нужно ее подтолкнуть.

— Я читал ваше высказывание, что музыка Kitsuné наиболее популярна за пределами Франции и в Японии. Это правда?

— Нашим основным рынком исторически была Япония — там были наши первые фанаты и последователи. По мере роста на первое место для нас выходит Великобритания. Расширяем присутствие и на американском рынке.

— Как вы оцениваете музыкальный рынок в Азии? Традиционно он считается весьма ограниченным.

— Именно поэтому работать здесь представляется интересной задачей. Но сейчас все больше людей проявляют интерес к другой музыке. Посредством интернета, блогов можно рассказать о Kitsuné разным людям — неважно, в Индонезии, Сеуле или Сингапуре. Они расскажут своим друзьям — и процесс пойдет по нарастающей.

— И в заключение, расскажите как вы справляетесь в этом своем одиночном ди-джейском туре — ведь обычно вы работаете с партнером.

— Как будто половины меня не хватает. Но я уже не раз работал в одиночку, а он сейчас совершает поездки по фабрикам — тоже неплохо [смеется].

По материалам: hypebeast.com