Интервью с Хлое Севиньи

Коллекция Хлое Севиньи (Chloe Sevigny)  сезона осень/зима 2009 для Opening Ceremony

Начинающая звезда мира моды и кино рассказывает о своей второй коллекции одежды для нью-йоркского магазина Opening Ceremony.

С самого первого раза, почти десять лет назад, когда мы мельком увидели ее в видеоклипе Sonic Youth «Sugar Kane», затем — в роли ВИЧ-инфицированной Дженни в душераздирающем фильме Ларри Кларка «Детки», Хлое Севиньи (Chloe Sevigny) поразила нас своей холодной твердостью, миндалевидными глазами и трогательной беззащитностью. Иначе говоря, она единственная в своем роде. В ее маргинальных героях, таких как, тусовщица Элис из «Последних дней диско», или склочная Лорел из «Мелинды и Мелинды» Вуди Аллена чувствуются неведомые глубины, они зачастую более интересны, чем центральные персонажи. Ее работа с такими режиссерами, как Ларс фон Триер, Дэвид Финчер и Вит Стилман, создала ей репутацию бесстрашной актрисы, готовой взяться за непростую, а иногда и спорную роль. Лучшей ее ролью является, несомненно, номинированная на Оскар роль Ланы Тисдел в фильме «Парни не плачут». Роль же Николет Грант, второй жены в полигамной семье в сериале «Большая любовь» на канале HBO, роль более сложная и богатая оттенками, принесла ей первую в ее карьере номинацию на «Эмми».

Мир моды восхищается ее умением без видимых усилий создавать неповторимый стиль. Ей с детства, проведенного в Коннектикуте, пришлось научиться совмещать стремление одеваться модно и необходимость тратить при этом немного. Зато такой опыт оказал ей в свое время услугу — журнал New Yorker провозгласил ее «самой крутой девушкой в мире». Она была креативным директором марки Imitation Of Christ, работала моделью на показах Miu Miu и Dolce & Gabbana, а затем решила сказать свое слово в мире моды и в 2007 выпустила коллекцию для нью-йоркского магазина Opening Ceremony. При создании коллекции Хлое вдохновляла музыка Новой Волны и собственная юность. Получился интересный микс из принтов Liberty и винтажных элементов, сразу завоевавший популярность. В результате Хлое решилась на выпуск линии мужской одежды сезона осень-зима 09. В коллекции есть и весьма своеобразные вещи, вроде рюкзачка с пластиковым кармашком для сигарет или какие-то вульгарные туфли в стиле 50-х годов. Однако здесь же можно найти восхитительные трикотажные вещицы, рубашки с пуговицами вовнутрь, пиджаки свободного покроя, а также классные ботинки, которые понравятся как молодым людям, так и их подружкам. Хлое удалось привнести дух Нью-Йорка даже на Лондонскую Неделю Моды, устроив шумную вечеринку в The Double Club, где крутили музыку в стиле 80-х.

Два дня спустя после этой вечеринки, журналистам Dazed Digital удалось поболтать с Хлое о ее новой коллекции и работе в качестве дизайнера.

Коллекция Хлое Севиньи сезона осень/зима 2009 для бутика Opening Ceremony

— Успех первой коллекции стал для Вас неожиданностью?
— Да, конечно. Туфли из этой коллекции стали настоящим хитом. В этом сезоне изначально мы собирались сделать только мужскую коллекцию и вещи унисекс, но потом я подумала, что, наверное, надо сделать несколько пар женской обуви, а то я смотрю, некоторые редакторы до сих пор носят туфли из предыдущей коллекции. Так что туфли имеют успех. Это просто удивительно. Лично мне абсолютно и совершенно естественно подходит тот стиль, что предлагает Opening Ceremony.

Мы с Умберто (Умберто Леон, совладелец Opening Ceremony) часто пересекаемся: ходим на одни и те же вечеринки, танцуем в одних и тех же клубах, нам нравится одна и та же музыка, у нас много общих друзей. Поэтому у нас было одинаковое видение первой коллекции. Такая работа по мне.

— Вдохновением для первой коллекции стали Ваши юношеские годы; а новая мужская коллекция родом из того же времени?
— Возможно. Вообще-то, я надеюсь, что большинство предметов не будут носить ярко выраженный отпечаток какого-то времени. Например, короткий темно-синий пиджачок может принадлежать какому угодно периоду. Мы решили сделать много свободных женских пиджаков. Моя любимая вещь из этой коллекции — наверное, свободные брюки. Это вполне классическая вещь.

— Вы снялись на обложку журнала L’uomo Vogue в мужской одежде. Что Вы думаете об андрогинности?
— Когда мне было 19-20 лет, у меня были очень короткие волосы и очень андрогинный вид. Я была намного тоньше и только сейчас стала больше похожа на женщину. Не думаю, что сейчас мне удалась бы такая съемка. Но мне кажется, что такой женский образ — андрогинный — очень привлекателен, и мне он очень нравится.

— На дизайн Вашей первой коллекции оказало творчество группы Slits. А что Вы слушали, когда работали над новой коллекцией?
— На этот раз музыка не играла такой большой роли. Коллекция должна была подходить для активного отдыха, создавать ощущение дорогой скромности, быть разноплановой и слегка эпатажной.

— После такой драматической роли, как в сериале «Большая любовь», дизайн, наверное, является для Вас своего рода отдыхом?
— О, дизайн — это что-то! Не то, чтобы я делала это из тщеславия, но что-то такое есть… Эта работа и интересная и творческая. Я могу создавать вещи, которые мне самой всегда хотелось носить.

— Новый сезон «Большой любви» похоже, стал мрачнее и тяжелее. Как Вам работается в этом проекте?
— Ники (Николет Грант, героиня Хлое Севиньи) очень встревожена. Это было действительно сложно. К концу этого сезона она совсем измучена, ощущает кругом одну враждебность. Впрочем, она это заслужила своим поведением. Однако потом раскрываются некоторые секреты, и становятся понятны причины ее поступков.

Так что работа над коллекцией действительно дала мне передышку после съемок, которые длились по 16 часов в день. Я обожаю это шоу, обожаю в нем сниматься. Если бы я не была занята в этом сериале, то слонялась бы каждый день по магазинам, тратила деньги, ленилась.

— Вы — одна из немногих актрис, обладающих собственным стилем. Как он сформировался?
— Я думаю, это от отца. Он всегда был очень стильным. Его влияние чувствуется в моей коллекции, особенно в обманчиво скромных вещах. Кроме того, я всегда любила читать модные журналы. Когда я училась в старших классах, в школьной библиотеке собрались выбросить номера Vogue за 4 года, а я забрала их домой и припрятала. Так что это моя давняя страсть. Главная разница между мной и другими актрисами в том, что я сама подбираю свой гардероб.

— Что служит для Вас большим источником вдохновения — улицы или журналы моды?
— И то, и другое. Улицы в большей степени. Журналы слишком стерильны. Хотя в них меня вдохновляют работы некоторых фотографов и стилистов. Еще я люблю сидеть в парке и смотреть на идущих мимо юношей и девушек. Я недавно была в Милане и ужасно удивилась, что там тоже встречаются личности в болтающихся на бедрах штанах. Вот уж где не ожидаешь такое увидеть! Обожаю Лондон — он такой молодежный. Мне кажется, здесь очень решительная молодежь, которая стремится не упустить ни одной возможности. Из лондонских дизайнеров мне нравятся Кристофер Кейн (Christopher Kane), Марио Шваб (Marios Schwab) и Луэлла Бартли (Luella Bartley).

— Почему Вам так нравится менять наряды? Так Вы становитесь другим человеком?
— Мне кажется, это способ показать свою принадлежность к той или иной группе. Я недавно прочитала книгу Джона Саважа (Jon Savage) «Подростки» о различных молодежных течениях и их происхождении. Для меня, стало быть, это способ показать свои принадлежность к другим таким же плохо приспособленным к жизни людям.

— Вы давно живете в самом центре Нью-Йорка. Что изменилось здесь за последнее время?
— Он молодеет, а, может, я старею. Самое большое отличие — кругом полно совсем молодых ребят, и начинаешь задумываться, а стоит ли вообще идти в клуб. В прошлом году было много светских мероприятий. Знаете, все эти сыновья и дочери знаменитостей, снизошедшие к нам, тусующиеся в грязных барах в футболках от Crass. Такое повальное увлечение наших дней. Хотя может это и не на один день, может, у меня будет дочь, и она будет делать то же самое.

— Какие фильмы с Вашим участием выходят на экраны в ближайшее время?
— Я снимаюсь с Рисом Айфенсом (Rhy Ifans) в фильме «Мистер Найс», по книге Говарда Маркса. Затем я уезжаю в Сан-Диего сниматься у Вернера Херцога (Werner Herzog)в «Мой сын, мой сын, что же ты наделал?». В фильме снимаются Майкл Шэннон, Уильям Дефо, а исполнительным продюсером выступит Дэвид Линч. То есть абсолютно безумный проект.

— Закончите предложение: «В душе я всегда останусь…»
— В душе я всегда останусь неловкой, застенчивой девочкой.

По материалам dazeddigital.com