Интервью с Питером Пупатом из COMMON PROJECTS

История Common Projects началась в 2004 году, когда двое основателей марки — Питер Пупат (Peter Poopat) и Флавио Джиролами (Flavio Girolami) решили сделать несколько пар обуви для себя. К сегодняшнему дню безо всякой рекламы и маркетинговой компании обувь Common Projects стала основным предметом в гардеробе любителей минимализма во всем мире.

Один из дуэта создателей, Питер (или Пратан) Пупат в прошлом работал арт-директором альманаха Visionaire и журнала V. Сейчас Common Projects стал полноценной компанией, и мы встретились с Питером, чтобы узнать, как возникла марка, какие у нее планы и как идет работа над созданием дизайна.

Интерьер бутика марки Common Projects в универмаге DEN в Нью-Йорке
Интерьер бутика Common Projects в нью-йоркском универмаге DEN

— Прежде всего, Питер или Пратан? Вы начали использовать имя Питер потому что люди неправильно произносили Пратан?
— Ха-ха. Нет, Пратан мое первое имя, Питер — второе, поскольку я родился в Штатах. Меня всегда звали Питер. Это отдельная история.

— Как возникло название бренда?
— Очень просто. Имеется в виду сотрудничество между мной и Флавио. Мы всегда хотели поработать вместе, и нам нужно было название для нашего проекта. У нас в планах было несколько разных «проектов», ну а поскольку он живет в Италии, а я — в Нью-Йорке, мы и придумали Common Projects — «совместные проекты». В названии было заложено и еще одно значение: мы хотели привлекать к сотрудничеству и других дизайнеров.

— Вы утверждали, что планировали всего лишь сделать несколько пар обуви для себя. Как Common Projects превратился в компанию, которую мы видим сегодня?
— В то время на рынке не было простых, но качественных кроссовок, и вначале мы хотели сделать такие кроссовки для себя — знаете, чтобы было в чем ходить летом. Мы сделали образец, на фабрике он понравился, и ее владельцы предложили поучаствовать в проекте. По случайности мы получили партию кроссовок накануне дня начала распродаж мужской одежды в Нью-Йорке. Мы показали наши модели в нескольких магазинах и шоу-румах и все они проявили интерес. Также мы выставили эти кроссовки в нашем собственном шоу-руме и на следующий день посыпались заказы. С тех пор мы действуем по тому же методу — делаем то, что нравится нам самим. Бизнес процветает, а я вот даю интервью.

— Расскажите о вашем сотрудничестве с Флавио Джиролами, как вам вместе работается?
— Мы равноправные партнеры. Мы работаем в виртуальном контакте, а встречаемся в Нью-Йорке или Италии, смотря по необходимости. Мы оба занимаемся дизайном, но также отвечаем и за другие составляющие бизнеса. Мы взаимно восхищаемся способностями и талантами друг друга.

— Какова философия Вашей марки?
— Что касается дизайна, мы оба сторонники минимализма. Мы стараемся делать простые по дизайну вещи. Мы делаем то, что хотели бы носить сами.

— Как возникла идей ставить на обувь вместо логотипа номер артикула товара?
— Мы оба равнодушны к лейблам. Конечно, у нас есть любимые дизайнеры, но нам интересно не имя человека, а его работа. Если можно с ходу определить, чья это вещь, она становится менее интересной. Мы пробовали использовать логотипы и название, однако нашли вариант, который больше говорит о нашей обуви. Размер, номер артикула и т.п. обычно помещают на обратную сторону язычка обуви — мы же поместили эту информацию снаружи. Идея была показать, что наша обувь не просто чистый холст…, хотя это прекрасный чистый холст из тончайшей итальянской кожи.

— У Вас есть какие-то ограничения, рамки применительно к дизайну в Common 
Projects?
— Вначале были. Использовался только один цвет. Теперь, во всяком случае, мы этого правила не придерживаемся.

— Какие марки или какой стиль оказали влияние на Вашу обувь?
— Наверное, это винтажные туфли, классические силуэты. Но мы не ограничены каким-то одним образом. И не всегда это обувь. Что касается брендов — здесь мы вдохновения не ищем.

— Начиная Common Projects Вы работали в V журнале или Visionaire? Как реагировали Ваши коллеги на то, что Вы собираетесь выпускать кроссовки?
— Я работал и там и там. Visionaire — это такой широкоформатный проект, что мне казалось, запуск линии кроссовок — лишь еще один из форматов. Ребята из журналов одними из первых поддержали нас. Первая статья о нас появилась именно в V журнале.

— Почему Вы не рекламируете Common Projects?
— В первое время это не было осознанным решением. Нам нравилось быть маленькой компанией и главное предназначение марки мы видели в выпуске качественных вещей. До сих пор мы работаем по принципу «сарафанного радио».

— Как Вы пришли к решению выпускать более официальную обувь, например ботинки и полуботинки в коллекции осень-зима 2008?
— Нам обоим хотелось носить более официальную обувь, так мы и пришли к необходимости ее сделать. Кроме того, нам понравилась мысль слегка изменить образ марки.

— У Вас открылся отдел в универмаге Den, для которого был специально разработан дизайн. Планируете открыть еще магазины?
— Мы всегда об этом мечтали.

— Кого бы из публичных персон Вы хотели увидеть в своих кроссовках?
— А Вы носите наши кроссовки? Я не знаю. Я бы хотел, чтобы их носили разные люди.

— Один сезон Вы выпустили сумки. Будете выпускать еще?
— Да. Мне уже нужна новая сумка.

— А кроме обуви и сумок хотели бы что-то выпускать?
— Ну, вообще-то, мы не считаем себя только обувной компанией.

По материалу selectism.com