Рэй Кавакубо о дизайне в мире современной моды

Рэй Кавакубо, дизайнер марки Comme des Garçons

После долгого перерыва марка Comme des Garçons наглядно продемонстрировала свои представления о дизайне в хаотичном мире современной моды.

С того самого дня как 41 год назад Рей Кавакубо (Rei Kawakubo) основала собственный бренд под именем Comme des Garçons (что с французского переводится «как мальчики») она всегда играла по собственным правилам. Ей всегда было интересно оспаривать общепринятые стандарты красоты; она сконструировала «гибридную» одежду, пришивая левую половину одного жакета к правой части другого жакета; придумала ассиметричные платья, сшитые из собственных винтажных шарфов — и все это появилось в ее последней презентации линии женской одежды. Ее целью всегда было не столько сшить какую-нибудь одежду, сколько выразить какую-то идею.

Абстрактное видение Кавакубо, которой сейчас 68, стало источником вдохновения для целого ряда дизайнеров, от Аззедина Алайи до Джона Гальяно. Она по-прежнему работает по 12 часов семь дней в неделю и знаменита высказыванием, что стала дизайнером чтобы «заработать на жизнь». Может так оно и есть, но в любом случае Кавакубо кардинально изменила мир моды. В 90-х, когда совместные проекты в мире моды были также вероятны как попытки заставить Линду Евангелисту встать с постели меньше чем за 10 000 долларов, Кавакубо обратилась к Джуниа Ватанабе с предложением создать его собственную линию одежды под маркой Comme des Garçons. В 2004 она открыла лондонский Dover Street Market, до сих пор остающийся крайне новаторским концепт-стором. С тех пор, базирующаяся в Токио дизайнер, открыла 17 отдельных магазинов и 120 бутиков в торговых центрах по всему миру, а также совместно с H&M создала коллекцию, вызвавшую огромный ажиотаж в Японии. В марте следующего года семиэтажный Dover Street Market откроется в Гинзе, торговом районе Токио. Естественно, сама Кавакубо выступила в роли архитектора и дизайнера интерьеров. Человек пуританских нравов, как видно по ее неизменной черной униформе и короткой прическе, Кавакубо убеждена, что дизайнеру важно не переусердствовать со спецэффектами и быть проще.

Коллекция Comme des Garçons для H&M
Совместная коллекция Comme des Garçons и H&M

«Сегодняшняя мода не вызывает у меня восторга; я боюсь, людям уже не так нужна привлекающая внимание одежда; не много осталось моих единомышленников. Все как будто перегорели — людям нужна дешевая и простая одежда, им хочется быть как все, не выделяться.»
Р. Кавакубо

В любой бизнес модели должны учитываться все вкусы и запросы. Нам нужны базовые модели, текущие тренды и все промежуточные варианты. Однако возможность полной демократизации моды повергает меня в уныние. Продолжающаяся и расширяющаяся демократизация грозит синдромом «наименьшего общего знаменателя» — попыткой подстроиться под неприхотливые вкусы массового потребителя.

Я хочу выражать чувства — различные эмоции, которые я ощущаю в настоящий момент — гнев, надежду или что-либо еще — и делать это с разных точек зрения. Я конструирую коллекцию — и она обретает форму. Наверное, именно этот процесс люди считают концептуальным — исторические или географические мотивы не лежат в основе ни одной из моих коллекций. Моя отправная точка всегда абстрактна и разнонаправлена.

Витрина лондонского магазина Dover Street Market
Витрина магазина Dover Street Market в Лондоне

Я никогда не считала себя художником. Все эти годы я пыталась внести в бизнес творческое начало. Это первое, единственное и по-настоящему важное решение, которое я приняла: сначала создать то, чего раньше не существовало, а затем воплотить это в продаваемую форму. Я не могу разделить свою работу дизайнера и бизнесмена — для меня это одно и то же.

Для расширения бизнеса мы должны задействовать все виды стратегий. Одним из основных направлений является поиск новых форм творчества. В сотрудничестве с H&M мне было интересно посмотреть, как будут выглядеть Comme des Garçons в форме товаров массового производства. Больше я подобным образом экспериментировать не буду, но успех коллекции был огромным; она очень понравилась нашим молодым клиентам. Джуниа Ватанабе, со своей коллекцией, работающий в рамках Comme des Garçons, является важным элементом стратегии экспансии бизнеса. От каждого совместного проекта, от каждой встречи я ожидаю синергетического эффекта, могущего возникнуть в результате совмещения моего видения и видения другого человека.

Совместные проекты бессмысленны, если строятся по формуле 1+1=2 — и не более того. Я предоставляю Джуниа и Тао (Курихара, также являющегося дизайнером в Comme des Garçons) полную свободу действий при создании их собственных коллекций. Результаты я вижу только в день показа. Но в их работе обязательно присутствуют ценности нашей марки. Без доверия ничего бы не получилось.
Смысл существования Comme des Garçons заключается в том чтобы находить новые способы делать что-то: не только шить одежду, но и придумывать новые стратегии, как с открытием Dover Street Market или Trading Museum — гибрида музея и магазина в Токио, или Good Design Shop — последний проект Comme des Garçons совместно с японским дизайнером предметов домашнего обихода Кенмеем Нагаокой (Kenmei Nagaoka), а также сеть «подпольных» магазинов. Основной идеей при создании Dover Street Market была возможность собрать в одном месте вещи различных брендов, чтобы из хаоса возникла синергия, и каждый бренд проявился ярче.

Угол в лондонском Dover Street Market
Мужской корнер в лондонском магазине Dover Street Market

Мы планируем открыть несколько магазинов Dover Street Market в разных странах. Они уже есть в Лондоне и Пекине, в марте открывается Dover Street Market Ginza в Токио. Надеемся открыть один магазин и в Америке. Смысл проекта — заместить упорядоченным хаосом Dover Street Market хаос, существующий в моде в настоящее время. За последние пять лет, с помощью партнеров не из мира моды мы открыли 37 «подпольных» магазинов в заброшенных и бесхозных помещениях. Это совершенно новый подход к розничной торговле: мы сотрудничаем с людьми, далекими от моды, магазин открывается только на год и сумма денег на его обустройство ограничена. А как растут продажи — при том, что мы всего лишь распродаем остатки, которые и так бы лежали на складе!

Сегодняшняя мода не вызывает у меня восторга; я боюсь, людям уже не так нужна привлекающая внимание одежда; не много осталось моих единомышленников. Все как будто перегорели — людям нужна дешевая и простая одежда, им хочется быть как все, не выделяться. Огонь творчества угасает; энтузиазм, страстное желание перемен и желание разрушить существующий статус кво ослабевает. Радует то, что в мире моды по-прежнему есть те, кто не боятся дурачиться, делать глупости, одевать знаменитостей. Я обожаю творчество, потому что без творчества нет развития.

Работать, когда твоей целью является поиск чего-то нового, трудно. Всегда было трудно. Создать что-то, что вызовет у людей чувства невероятно сложно. Ощущаешь огромное давление — но зато следуешь своей цели.

Ты примеряешь моду на себя, пропускаешь через себя — и в ней появляется смысл. В отличие от произведения искусства, у предмета одежды не может отсутствовать практическое предназначение — в такой одежде нет смысла. Мода — это то, что люди хотят покупать сейчас, носить сейчас, сегодня. Мода — это то, что правильно и хорошо сейчас.

По материалам: The Wall Street Journal

  • http://stylethere.ru илья

    У Гарсонса,пожалуй,самая интересная линия это shirt, и конечно Junya Watanabe.

  • http://fashionjunkie.ru/ fashion junkie

    Согласен. Джуния, вообще, вне конкуренции.

  • http://stylethere.ru илья

    и,кстати, у них есть коллаборация с levis. джинсы иногда просто отличные получаются. качество не в пример лучше обычного левиса. но и цена,правда, дороже.